Журнал cr2 (cr2) wrote,
Журнал cr2
cr2

Category:

Shit на военных сборах



Дорогие друзья, в преддверии 23 февраля хочу поведать вам отрывки из дневника моего друга. В 2009 году он проходил военные сборы в Подмосковье и описывал всё, что происходило.

День 1. Редкостная гнида
Вовремя с Ярославского вокзала уехать не удалось, электричку отменили. Приехали. Марш-бросок с личными вещами обошёлся без человеческих потерь. Отобрали все лекарства, почти все вещи. В этот день мы познакомились со старшим лейтенантом Ломтевым. Редкостная гнида. Остальные эпитеты только в нецензурной форме. Отправились на первый в нашей армейской жизни ужин. Худшие ожидания не оправдались, есть можно.




День 2. Настоящая армия
Отправили красить бордюры, занятие весьма увлекательное и, что главное, укрепляющее боевой дух всякого солдата – вот она, настоящая армия! Горячую воду отключили, теперь мыться нужно в холодной. Место для этого выглядит следующим образом: в одной комнате стоят 9 умывальников (почти вся сантехника поломана), один душ. Вода везде сливается с большим трудом.




День 5. Спортивный праздник
Воскресенье. По воскресеньям у нас спортивный праздник. Никогда раньше бы не подумал, что сдача спортивных нормативов может быть праздником. Но в армии это действительно так!
В воскресенье подъём не в 6, а в 7 утра – подарок на праздник. Нам разрешили одеть спортивную обувь (спортштаны не разрешили), и мы отправились праздновать!



День 6. Больные и тревога
С утра выяснилось, что больных – треть роты, многие простыли или заразились от уже больных. На улице дождливо, сыро и холодно. После обеда нас дрюкали на плацу не меньше, чем в первые 2 дня. Мне кажется, ходить мы не научимся никогда. Ноги все в мозолях. Вечером отбой-подъём 3 раза – слишком медленно ложимся спать.
В казарме половина личного состава играла со старшим лейтенантом Ломтевым в игру «Тревога». По команде «ТРЕВОГА!» нужно было вскочить с кровати и бежать вешать одеяло на окно (по-военному называется «светомаскировка»), чтоб враг казарму не разбомбил! Кто через 30 с пробегал мимо незавешенного окна, считался раненым. И его необходимо было оттащить. Потом нужно было одеться и встать в строй. Весело было.



День 7. Коса на камень
В этот день я освоил профессию косаря! Незаменимое умение в рассейской армии, обязательно пригодится во время боевых действий.

В казарме более ста человек, помещение почти не проветривается, инфекция распространяется быстро. У меня першит в горле и начался насморк. Командный состав роты сказал больным, что «над нами смеётся вся часть» и приказало не болеть! В поликлинику отпускают лишь избранных – тех, кто, например, выплёвывает от кашля свои лёгкие.




День 8. Особенности солдатской бани
После ужина была «солдатская баня». Между баней русской и баней солдатской различий больше, чем сходств, наверное.. То есть, на 5 минут нас запустили в душевую, где несколько душей не работало, а в половине остальных не было горячей воды. Исправно функциониравало душа 4 где-то, но 20 человек уложились в отведённый интервал времени.
После выдали нижнее бельё: майка, где нет ни переда, ни зада и безразмерные трусы-парашюты. Теперь это всё нужно носить неделю. До следующей бани. Вечером делили лекарства, полученные незаконным путём.



День 9. Гнилой лук
Нашей команде досталось сверхсекретное задание! Под прикрытием пузатого прапора мы проникли в овощехранилище, где начали перебирать сверхсекретный гнилой лук. Из кучи гнилого лука нужно было отобрать менее гнилой. В армии он называется «хороший».

Позже познакомились и пообщались с офицерами, работавшими с нами, среди них есть хорошие, адекватные ребята. Не то, что те, которые работают с л/с. Следует заметить, что все работы направлены на скрытие недостатков части, коих многое количество. Ведь приезжает зам. командующего космическими войсками, и нужно, чтобы бордюры были помыты и земля покрашена.



День 10. Невольные работы
Заставили писать обязанности военнослужащих – очень умные мысли из священной книги – Устава Вооружённых сил Российской Федерации. Я вместо этого пишу сии строки. После обеда обещают «танцы» на плацу. Но вместо танцев нас вновь забрали на работы. Всё это очень похоже на невольничий рынок. Нас, как рабов, переодетых в грязную форму, называемую «подменкой», выстраивают в длинном коридоре (на «взлётке»). Затем приходят хозяева. На их плечах россыпью лежат звёзды разных размеров и в разном количестве. Они как рабовладельцы выбирают себе невольников в необходимом количестве.
Различие лишь в том, что нас берут в прокат, а не навсегда. Нам нужно было сделать, как бы это назвать… «навесные стены»: снять поломанные гипсокартоновые панели и заменить их на оторванные где-то, видимо в соседней комнате, такие же, но поломанные не до конца.
Остальным повезло гораздо меньше. Они в течение всего этого времени под дождём присыпали песочек вдоль бордюров. Это несомненно улучшило состояние больных курсантов. И вот, мы все довольные и жизнерадостные вернулись в расположение. Здесь таких же промокших насквозь курсантов было подавляющее большинство. Все лица светились счастьем и любовью к нашему дорогому командованию.
После ужина, не дав просушить одежду, нас отправили на плац – репетировать присягу. Следует заметить, что на улице дул довольно-таки прохладный ветер. Напряжение в нашем взводе нарастало и достигло своего пика на вечерней поверке. Недовольные несправедливым распределением на работы курсанты начали выражать бурное недовольство. Но революции не произошло. Это же армия… Как нам сказали, надо соблюдать субординацию.


День 11. Проклятая субординация
Голос почти пропал, записался на приём в лазарет. Но подполковник Краснов сказал, что мне на пользу пойдёт работа на солнце. Видимо, имеет медицинское образование. Не поверить ему я права не имел – проклятая субординация! В этот раз пришлось мести улицу. Что ж поделать, стал дворником.
Остальное время мы провели гораздо интереснее. Хозяева на этот раз попались добрые. Разрешили поиграть в настольный теннис, напоили чаем.



День 12. Турнир
По шахматам у нас во взводе турнир. Из двух игр две я уже проиграл. Надо завязывать с карьерой шахматиста. Удалось избежать работ под палящим солнцем. После ужина – спорт-массовые мероприятия. Результат – выбывший из строя командир нашего отделения. На этом спортивные праздники для курсантов МАИ на этих сборах окончены, во всяком случае нам так сказали…


День 13. Кто не сдал - в наряд
После завтрака пошли в лекционный зал, где рассказывали текст присяги наизусть. Экзаменатором назначен «пользующийся заслуженным авторитетом» (во всяком так было написано в стенгазете) товарищ старшина. Кто не сдал – в наряд. Таковых не оказалось. Потом старший лейтенант Ломтев нам популярно объяснял, как нужно себя вести во время стрельб. Старлей обещал им понаступать на яйца на стрельбище, всем кто будет косячить там.



День 14. Проблемы со слухом
С утра построились с постельным бельём, сдали его. Пришёл подполковник Краснов и сказал, что бани сегодня не будет, поэтому нужно разобрать своё бельё обратно. Естественно, СВОЁ бельё среди кучи одинаковых полотенец, наволочек и простыней нашли лишь единицы. Остальным достались чужие мокрые полотенца и потные простыни. Только разобрали, новый приказ – бельё сдать!

После ужина по полуротам тренировали присягу, без автоматов. В моей полуроте у половины проблемы со слухом, мне кажется, поэтому пройти под музыку в ногу не получается ну никак! Не может помочь в достижении цели даже не совсем гуманная методика ст. л-та Ломтева. Присяга всё ближе, а ходить мы всё ещё не научились.



День 16. "Справедливость" восторжествовала!
В расположении роты, произошёл инцидент, который предопределил развитие событий на весь день. Дело было так: курсант лежал на стульях. Капитан Гуменюк, дабы разбудить лежащего курсанта, кинул в область его живота флягу, вместе с ремнём, к которому она была пристёгнута. Пряга от ремня попала в голову курсанту, и он получил рассечение. Голова в крови, йод и бинт в помощь – кровь остановлена. Но история только начиналась. Брат курсанта решил спросить, зачем товарищ капитан разбил голову его брату.

Свидетелем этой непродолжительной беседы стал подполковник Краснов. Капитан Гуменюк извинился перед курсантом, но товарищ подполковник униматься не собирался.

В срочном порядке на экстренное совещание в коптёрку отправились все командиры взводов, отделений и братья, ну и п/п-к Краснов соответственно. Там им было доведено, что курсант во сне упал со стула и разбил себе голову. Также было сказано, что он грубо нарушил дисциплинарный устав, заснув в неположенное время. В ходе беседы выяснилось, что им был нарушен чуть ли не весь Устав и вообще, он не достоин быть офицером.
Короче, виноват во всём курсант! А вы разве подумали по-другому? Вы правы, виноват также ещё и его брат, наш командир отделения и командир взвода. Всем четверым пригрозили отчислением. А у всего взвода отобрали право пользоваться телефонами даже час в день. В общем, «справедливость» восторжествовала!
P.S. Кстати, сегодня поступил приказ: сдать каждому по 100 рублей «на подарок начальнику медсанчасти». Подарок за 10000 рублей… неплохо. Я сказал, что денег у меня нет. Потому, что дарить я ему ничего не хотел, так как меня даже ни разу в санчасть-то и не отпустили, а остальных от всех болезней лечили парацетомолом и аспирином.



День 17. Присяга
Прохождение. Общая фотография, фото с родителями, друзьями и боевыми товарищами. Увольнение на день, вечером - в часть.
Пришли, доложили, что никаких происшествий не произошло. Докладывать нужно было п/п-ку Краснову, который, как мы уже все привыкли, находился в нетрезвом состоянии. Он проверял у прибывших курсантов принесённые ими из увольнения личные вещи и выборочно оставлял некоторые себе – шашлыки, соки, конфетки и всякий другой закусон. Даже кетчуп открытый забрал.Потом было объявлено построение на плацу для вечерней поверки. П/п-к прошёл вдоль строя для того, чтобы лично пересчитать л/с, оставляя шлейф перегара за собой. Это занятие его, видимо, сильно утомило, и поэтому отбой был назначен раньше обычного - на 21:30.


День 20. Неуставные трусы
Мы должны были изучать особенности применения устройства «Коса-М» - коса железная модернизированная. Одновременно всемером. Пока шестеро валялось на траве или спало, один проводил сеанс связи косы с травой. Коса была тупая, поэтому результат нашей работы был не очень.
А потом ещё поотжимались на взлётке слегка. За то, что у четверых курсантов нашего взвода были одеты неуставные трусы. Нам четверым объявили наряд на работы и пошли драить очко. Спокойной ночи!



День 23. Госы
Сегодня был праздничный подъём. Всё действо снималось на камеру, для личного архива. Обещают смонтировать фильм о наших сборах. Ну что ж, поживём – увидим. После развода у нас было объявлено проведение государственного экзамена! Слова-то грозные, но по факту, процентов 70-80 личного состава получили оценку автоматом, в том числе и я. Правда, какую не сказали. Остальные пошли сдавать. Тех, кто должен был сдавать экзамен, похоже, выбирали в режиме RANDOM. Но они тоже все сдали, так же без оценок. В то время как избранные сдавали экзамен, оставшиеся в казарме мыли всё, что попадалось под руку, тёрли по третьему разу то, что уже было натёрто до блеска твоим боевым товарищем.
Тёрли, а точнее делали вид (ведь в армии главное создавать видимость деятельности), почти до самого обеда.



День 24. Эпилог
Последний подъём. Настроение в роте с самого утра хорошее. Плюс к этому, проснувшиеся курсанты обнаружили под своими табуретками чужие тапочки, связанные друг с другом берцы, зашитые рукава кителей и штанины, сшитые вместе кители, зубную пасту в тапочках и т. п. В общем, День Нептуна по-армейски. К слову, свой второй тапок я отыскал лишь часа через полтора.
Общая фотография на плацу возле ракеты, кидаем шапки, УРА! Последние слова Краснова, и с песней строем покидаем в/ч. Надеюсь, навсегда!
Военные сборы закончены, осталась куча эмоций и 3 дня на военной кафедре. После этого карьера военного лично для меня заканчивается, в армию – ни ногой! Увольте.
На этом вынужден раскланяться. Всё.
Ваш Н*.



Картинки из сети.


Промолчу.
Tags: Военное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments